Новости  Акты  Бланки  Договор  Документы  Правила сайта  Контакты
 Топ 10 сегодня Топ 10 сегодня 
  
15.11.2015

Методики психологические для подростков

Диагностика состояния агрессии Опросник "Басса-Дарки" - Коллекция умных идей: интернет-журнал Агрессивные поведенческие акты являются одной из матриц реагирования на дифференциальные неблагоприятные, отрицательные в психическом и физическом параметре онтососитуации, жизненные обстоятельства вызывающие в психике социоиндивида депрессию, стресс, фрустрации и др. Агрессивные поведенческие акты часто бывают одним из функциональных способов решения проблем имплицированных с сохранением индивидуальности, чувства собственной ценности значимости, это механизм и психоиммунности в определенных социоситуациях, который усиливает контроль субъекта над обстоятельствами, окружающими его индивидами; Таким образом, агрессивные акты выступают в придатке: 1. Способа психологической защиты 2. Способа удовлетворения определенной потребности. Способа самореализации, самоутверждаемости, самореализуемости 4. Средство для достижения какой либо значимой цели 5. Способа помогающего оказать психологическое воздействие на другого индивидуума с целью подавить его волевые стимулы, деструктировать - метаболизировать присущее другому индивиду устойчивые в его психике поведенческие реакции. Многие работы, ориентированные на исследование работы, определяют агрессию как любую форму поведения, которая нацелена на то, чтобы причинить кому-то физический или психологический ущерб. Данное определение не является общепринятым, и сегодня термин «агрессия» имеет много различных значений как в научных трудах, так и в обыденной речи. В результате мы не всегда можем быть уверены в том, что же имеется в виду, когда индивид характеризуется как «агрессивный» или действие определяется как «насильственное». В словаре под редакцией Петровского говорится, что слово «агрессия» обозначает насильственное нарушение прав другого лица и оскорбительные действия или обращение с другими людьми, равно как и дерзкое, ассертивное поведение. В этом определении представлены весьма разнообразные действия, но все они обозначаются словом «агрессия». Иногда понятие агрессии использовалось в крайне широком значении. Так, например, многие психоаналитики Как агрессия рассматривается не только немотивированное нападение на другого человека, но и стремление к независимости или энергичное отстаивание собственного мнения. Столь широкое понимание значения термина может создавать серьезные проблемы. Наряду с сомнительным допущением относительно существования общего драйва, который может проявляться через самые разнообразные действия, данная концепция испытывает существенное влияние слов из обиходного языка. Эта концепция агрессии как «драйва» настолько широка, что включает в себя вообще все, что обозначается в нашей культуре словом «агрессия». Поскольку ассертивность часто называется словом «агрессия», понятие агрессии по такой логике должно включать и ассертивность вместе со всеми другими формами энергичного и решительного поведения. Более того, утверждается, что у всех этих разнообразных действий одна и та же мотивация. Другой крайностью являются узкоспециальные определения агрессии, игнорирующие какие бы то ни было мотивационные предпосылки. В то время, когда Басс писал свою книгу содержащую первый обзор психологических исследований агрессиион находился под влиянием предубеждений, которые бихевиористы питают против так называемых «менталистских» концепций. Басс попытался определить агрессию дескриптивным способом, не используя субъективные идеи, такие, как «намерение». Басс указывал, что намерения было бы трудно оценить объективно. Ведь, нападая на кого-либо, агрессоры нередко представляют свои цели ложным образом, и даже если они хотели бы оставаться верными истине, то могут оказаться не в состоянии определить, к чему же они стремились на самом деле. С этой точки зрения агрессия лучше всего определяется просто как «причинение вреда другому человеку». Подобное определение сразу же порождает очевидную проблему: невозможно отрицать, что «причинение вреда другому человеку» совсем неравнозначно умышленной попытке причинить кому то вред. Другой способ дать определение агрессии, игнорируя понятие намерения, состоит в том, чтобы описывать агрессивное поведение как нарушение социальных норм. Не только многие неспециалисты, но и профессиональные психологи нередко называют человека агрессивным, если он или она совершает действия, нарушающие принятые в данном обществе правила поведения. Разделяя эту позицию, выдающийся психолог Альберт Бандура отмечал, что многие из нас обозначают поведение как «агрессивное», когда оно противоречит социально одобряемой роли. Следует прояснить два вопроса: во-первых, правомерно ли ограничивать понятия, используемые в социальных науках, значениями, присущими словам повседневного языка, и во-вторых, действительно ли полезно трактовать агрессию как действия, нарушающие социальные правила? Рассмотрим сначала первый вопрос. В то время как любая наука стремится разрабатывать термины, которые имеют ясные и специфические значения, обыденный язык часто бывает неопределенным и неточным. Слово «агрессия» в повседневной речи имеет много значений, и зачастую трудно понять, что подразумевается в том или ином конкретном случае. Что имеют в виду неспециалисты, характеризуя кого-то как «агрессивную» личность? Говорят ли они, что этот человек часто нарушает социальные нормы и если это так, то какие нормы? Помимо неправильного поведения, термин «агрессия» может обозначать и многие другие вещи, но мы не всегда уверены в том, какое именно значение вкладывает в это понятие человек, его употребляющий. Второй вопрос тесно связан с первым. Независимо от того, пользуемся мы значениями повседневного языка или нет, стоит ли рассматривать агрессию как поведение, связанное с нарушением социальных правил? Здесь необходимо отметить, что мы не всегда можем точно определить, какие именно правила и социальные нормы релевантны рассматриваемому действию. Исходя из концепции агрессии как неправильного поведения, мы называем случившееся «агрессией» или отрицаем это, только исходя из того, какую сторону конфликта одобряем. Такое положение дел нельзя признать удовлетворительным. Определение действия как агрессивного или как не являющегося таковым становится произвольным. Агрессия осуждается обществом, но было бы неправильным делать социальное неодобрение необходимой частью определения агрессии. Все агрессивные действия имеют нечто общее. Как считает большинство исследователей Бэронцелью агрессивного поведения всегда является намеренное причинение ущерба другому человеку. Бэрон по-разному формулируют свои определения, но имеют в виду одну и ту же идею. Агрессия обычно определяется как действие, целью которого является причинение ущерба другому организму или заменителю организма. Другими словами, цель действия состоит в том, чтобы причинить вред. Агрессор хочет нанести вред жертве агрессии. Роберт Бэрон, другой хорошо известный исследователь в этой области, формулирует ту же самую идею в более разработанном виде. Он определяет агрессию как «любую форму поведения, направленного к цели нанесения вреда или причинения ущерба другому живому существу, которое мотивировано избегать подобного обращения». Агрессор понимает, что поступает в отношении жертвы таким образом, что жертва явно против подобного с ней обращения. Вопрос не в том, рассматривает ли общество в целом такое поведение как нежелательное. Главное - знание атакующего о том, что жертва не хочет, чтобы с ней так поступали. Неоднозначность и неточность обыденного языка препятствует развитию действительно адекватного понимания агрессии. Научное понятие агрессии по определению Роберта Бэрона означает «любую форму поведения, направленного к цели причинения ущерба или вреда другому лицу, не желающему такого с ним обращения». Если нет достаточных оснований полагать, что люди, о которых идет речь, намеренно стремились причинить вред другому лицу, это понятие не должно распространяться на «силовое давление», «ассертивность» или стремление подчинять других, даже если подобные действия в повседневной речи часто обозначаются как «агрессивность». Это понятие не обязательно также должно включать асоциальное поведение, даже если неспециалисты квалифицируют то или иное действие как агрессивное в связи с тем, что оно осуждается как «неправильное» «нехорошее»ибо выдаваемые людьми оценки поведения других людей как «правильного» или «неправильного» часто бывают произвольными и относительными. Адекватный анализ агрессии должен принимать во внимание также отличия между разными видами намеренных попыток причинить ущерб или уничтожить другого человека. Во всяком случае, необходимо различать инструментальную агрессию, при которой нападение в основном обусловлено скорее стремлением к достижению определенной цели, чем желанием причинить вред или уничтожить жертву, и враждебную агрессию, при которой основной целью является нанесение вреда или уничтожение жертвы. Поскольку людям свойственно чаще всего проявлять враждебность в состоянии эмоционального возбуждения, особенно гнева, то лучше использовать термин « эмоциональная агрессия» при обсуждении агрессии, нацеленной на причинение вреда другому лицу. Однако важно также учитывать тот факт, что некоторые люди приучаются причинять страдание другим людям, потому что это доставляет им удовольствие, даже если они и не испытывают эмоционального возбуждения в данный момент. Агрессия не всегда совершается при полном и сознательном контроле со стороны агрессоров, особенно но не только когда они находятся в состоянии сильного эмоционального возбуждения. В то время как инструментально ориентированные агрессоры обычно имеют определенную цель и предполагают то или иное вознаграждение за совершаемые ими агрессивные действия, люди, совершающие эмоциональные агрессивные действия, иногда атакуют свои жертвы более сильно, нежели намеревались сознательно. Внутренняя стимуляция, продуцируемая либо эмоциогенной ситуацией, либо другими подстрекающими условиями, «запускает» их агрессивные реакции. Определенные особенности внешней ситуации, имеющие агрессивные значения для нападающих или ассоциированные в их уме со страданием жертвы, могут интенсифицировать эту внутреннюю стимуляцию агрессии, тем самым усиливая нападение. Биологические предпосылки агрессивного поведения Анализируя причины враждебной инструментальной агрессии, социальные психологи Шибутани выдвинули три важные теоретические концепции: 1 существуют врожденные агрессивные побуждения; 2 агрессия - естественная реакция на фрустрацию; 3 агрессивное поведение является результатом научения. С одной стороны, имеются биологические данные о существовании нервных механизмов, участвующих в агрессивном поведении; а с другой стороны, результаты исследований, проведенных в последнее десятилетие, говорят о первостепенной роли социальных факторов в развитии агрессивности. К тому же существуют самые различные теории, каждая из которых выдвигает свои аргументы в защиту того или иного положения, их противоречивость никак не способствует пониманию интересующего нас феномена. Ниже изложены важнейшие точки зрения. Причинные факторы: Биологические аспекты. В настоящее время известно, что существуют центры на уровне лимбической системы, возбуждение которых автоматически вызывает агрессивную реакцию некоторых животных. Чрезмерная вспыльчивость, проявляемая некоторыми людьми, может быть обусловлена повреждениями миндалевидных ядер, расположенных в височных долях головного мозга. Келлер пытались выяснить роль лимбической системы, производя ее удаление у обезьян. Оказалось, что животные после этого становились смирными как овечки и сохраняли невозмутимое спокойствие даже в случае нападения на. Более поздние исследования, однако, показали, что к этому причастны лишь определенные отделы лимбической системы. В других экспериментах было установлено, что кошка, у которой удалена кора большого мозга и в результате лимбическая система «оголена», продолжает вести себя как будто бы нормально, но внезапно впадает в ярость при малейшем противодействии ее желаниям или даже незначительной боли. Таким образом, результаты этих исследований указывают на важнейшую роль лимбической системы в агрессивном поведении, а также на роль коры головного мозга в контроле проявлений агрессивности. Проведя обширное обследование в Чикаго, Эрон выявил черты детей, пользующихся репутацией жестоких, и вместе с тем их родителей и условия, в которых им приходится жить. Он отметил, что жестокие дети - это, как правило, дети, которых не любят и родители которых мало интересуются школьными делами. Их легко увлекают агрессивные фантазии, заимствованные, в частности, из фильмов со сценами насилия, которые они смотрят по телевидению и героям которых подражают. Что касается родителей таких детей, то это большей частью тоже люди, весьма склонные к агрессивности, применяющие к детям телесные наказания в 96% случаев и постоянно выражающие неудовольствие по поводу их социального поведения. Они любят насилие, которое выискивают в телефильмах, и осмеивают любое сострадание своих детей к жертвам в этих фильмах. Кроме того, создается впечатление, что чем моложе и малограмотнее отец, тем больше у его сына шансы стать агрессивным. Что же касается агрессивности девочек, то она, по видимому, коррелирует с заработком отца: чем меньше отец получает, тем чаще проявляется агрессивность в характере дочери. Философы долго спорили, является ли человек по своей истинной природе добродушным и покладистым «благородным дикарем» или же в основе своей он представляет собой неуправляемое, импульсивное животное. Первая позиция, обычно связываемая с философом Жан Жаком Руссо, возлагает вину за социальное зло на общество, но не на человеческую природу. Вторая позиция, которую связывают с философом Томасом Гоббсом, рассматривает социальные ограничения как необходимые для обуздания животных проявлений человеческой натуры, нуждающейся в строгом контроле. В нашем столетии взгляды Гоббса о том, что агрессивные побуждения являются врожденными и потому неизбежными, разделяли Зигмунд Фрейд и Конрад Лоренц. Лоренц, изучавший поведение животных, рассматривал агрессию скорее как адаптивное, а не как саморазрушительное поведение. Но оба ученых единодушны в том, что агрессивная энергия имеет инстинктивную природу. По их мнению, если она не находит разрядки, то накапливается до тех пор, пока не взрывается или пока подходящий стимул не выпустит ее наружу, как мышь из мышеловки. Хотя Лоренц, помимо всего прочего, считал, что у нас нет врожденных механизмов торможения агрессии, так как они сделали бы нас беззащитными. Тот факт, что, будучи одарены «бойцовским инстинктом», мы не обладаем средствами его торможения, вызывал у него серьезные опасения. Наличие несбалансированных агрессивных тенденций помогает объяснить, почему в нашем столетии в ходе было убито больше людей, чем за всю предшествующую историю человечества. Идея о том, что агрессия - инстинкт, потерпела крах, когда агрессия вошла в перечень возможных человеческих инстинктов, охватывающий едва ли не все мыслимое поведение человека. Специалисты в области социальных наук пытались объяснить социальное поведение, давая ему наименование. Теория агрессии как инстинкта так же не объясняет вариаций агрессивности у разных людей и в разных культурах. Как можно с позиций инстинктивной агрессивности человека объяснить миролюбие ирокезов до вторжения белых завоевателей их же воинственность. В современном мире культуры разнятся: от исповедующей ненасилие Норвегии, где убийства редки, до яномамо в Южной Америке, у которых почти половина мужчин, дожив до зрелого возраста, занимается тем, что убивает. Хотя склонность людей к агрессии может и не квалифицироваться как инстинкт, агрессия все-таки обусловлена биологически. Влияние нервной системы Агрессия представляет собой сложный поведенческий комплекс, и потому невозможно говорить о существовании в человеческом мозгу четко реализуемого «центра агрессии». Однако и у животных, и у человека учеными обнаружены участки нервной системы, отвечающие за проявление агрессии. При активации этих структур мозга враждебность возрастает; дезактивация их ведет к уменьшению враждебности. Поэтому даже самых кротких животных можно привести в ярость, а самых свирепых - укротить. Однажды был проведен следующий эксперимент на обезьянах. В мозг доминирующей особи, а именно в тот участок коры, который отвечает за торможение агрессии, был вживлен электрод, и в конце концов маленькая обезьянка, получившая в свое распоряжение пульт дистанционного управления, научилась нажимать на кнопку, активирующий электрод всякий раз, когда обезьяна-тиран начинала вести себя угрожающе. Активация мозга проявляется и у людей. Генетическое влияние Наследственность влияет на чувствительность нервной системы к возбудителям агрессии. Давно известно, животных многих видов иногда разводят из-за их агрессивности. Иногда это делается из практических соображений разведение бойцовых петухов. Преследуются и научные цели. При повторении этой процедуры в 26 поколениях она получила один помет невероятно свирепых мышей, а другой - исключительно спокойных. Агрессивность точно так же варьируется у приматов и у людей. Наш темперамент - то, насколько мы восприимчивы и реактивны, - частично дан нам от рождения и зависит от реактивности нашей симпатической нервной системы. Опрошенные по отдельности однояйцевые близнецы в большей степени, чем двухяйцевые, соглашались с тем, что у них «горячий характер». Темперамент человека, проявляющийся в самом раннем детстве, обычно не меняется в течение жизни. Существует определенный риск, что у бесстрашного, импульсивного ребенка могут возникнуть нарушения поведения в подростковом возрасте. Биохимические факторы Химический состав крови - еще один фактор, влияющий на чувствительность нервной системы к стимуляции агрессии. И лабораторные эксперименты, и данные полиции показывают: находящихся в состоянии алкогольного опьянения гораздо легче спровоцировать на агрессивное поведение. Люди, виновные в совершении насилия, часто: 1 злоупотребляют алкоголем и 2 становятся агрессивными после интоксикации. В экспериментальных условиях испытуемые, находящиеся в состоянии интоксикации, посылают более сильные разряды электрического тока «наказуемым». В реальном мире под воздействием алкоголя совершается почти половина преступлений, связанных с совершением насилия, в том числе сексуального. Алкоголь усиливает агрессивность, снижая уровень вменяемости личности, а так же ослабляя способность учитывать последствия совершаемых действий. Алкоголь стирает индивидуальность и растормаживает. На агрессивность также влияет мужской половой гормон тестостерон. Хотя, по видимому, влияние гормонов ярче проявляется у животных, чем у людей, препараты, понижающие уровень тестостерона у мужчин, склонных к насилию, ослабляют их агрессивные тенденции. После 25 лет уровень содержания тестостерона в крови мужчины снижается, а вместе с ним и количество «насильственных» преступлений среди мужчин соответствующего возраста. У заключенных, которые были осуждены за неспровоцированные насильственные деяния, уровень тестостерона обычно выше, чем у заключенных, совершивших преступления, не связанные с насилием. Также среди нормальных подростков и взрослых мужчин те, у кого уровень тестостерона высокий, более склонны к делинквентному поведению, наркотической зависимости и агрессивным проявлениям в ответ на провокацию. Итак, существуют весомые биологические, генетические и биохимические факторы, способствующие возникновению агрессии. Но быть может, агрессия является столь значительной и неотъемлемой частью человеческой природы, что превращает мирные отношения в несбыточную мечту? Совет представителей Американской психологической ассоциации и директора Международного совета психологов, объединившись с другими общественными организациями, единодушно одобрили заявление о насилии, разработанное многонациональным коллективом ученых: «С точки зрения науки некорректно заявлять, что война и вообще поведение, связанное с насилием, генетически заложено в человеческой природе и что войны вызываются «инстинктом», то есть в конечном счете имеют какую-либо однозначную мотивировку». Агрессия как реакция на фрустрацию Фрустрация, создающаяся при пренебрежительном и негативном отношении к ребенку, часто рождает страх и агрессивность. У маленького ребенка, нужды которого часто неотложны и который в то же время не может обслужить себя сам, неизбежно возникает состояние фрустрации, если о нем не проявляют заботу и не уделяют ему внимание. Наиболее обоснованные свидетельства того, что дети реагируют на фрустрацию зависимости агрессивным поведением, представлены в работе Сирса, который обнаружил позитивную связь между отсутствием материнской заботы и агрессивным поведением у мальчиков. Значимость фактов лишения ребенка родительской заботы родительской депривацией и отрицательного отношения в процессе формирования агрессивных реакций была обнаружена многими исследователями Некоторые исследования последних лет не только подтвердили связь между отсутствием зависимости и агрессивностью, но также показали, что фрустрация зависимости играет более важную роль в развитии агрессивности, чем других форм патологии поведения. Матейчек сравнили отношения в семьях с делинквентными детьми, начиная с раннего возраста детей, с отношениями в семьях, где у детей также были проблемы, но не имеющие отношение к делинквентности. Они пришли к выводу, что значительная часть делинквентных детей была в раннем возрасте надолго оторвана от матери, в то время как неделинквентные дети воспитывались при относительно стабильных отношениях мать - ребенок. Хотя отсутствие заботы о ребенке и отвержение его потребности в зависимости, по-видимому, являются важными предварительными условиями для развития асоциальной агрессивности, не все дети, лишенные родительской заботы, становятся агрессивными. Индивидуум, которому помешали действовать, испытывает тем большую досаду фрустрациючем больше он стремился к достижению какой-то цели. Его реакция на помеху выражается тогда в агрессивных действиях по отношению к тому объекту или человеку, который ему препятствует. Это можно назвать «гипотезой фрустрация - агрессивность». Согласно одной из первых психологических теорий фрустрации - агрессии, фрустрация всегда ведет к какому-нибудь проявлению агрессии. Фрустрация усиливается, когда наша целеустремленность имеет очень сильную мотивацию, когда мы ожидаем получить удовольствие, а получаем, разочарование. Энергия агрессии не обязательно разряжается на своей первопричине. Постепенно мы научаемся подавлять гнев и вымещать его опосредованно, особенно когда несдержанность может повлечь за собой неодобрение или даже наказание со стороны окружающих. Вместо прямого ответа мы переносим наши враждебные чувства на более безобидные мишени. Таким образом, боль и фрустрация блокирование достижения цели часто вызывают враждебность. Когда причиной нашей фрустрации является испуг или неопределенность, мы часто переадресовываем нашу злость. Один из источников фрустрации - конкуренция. Когда две группы соперничают за право на получение работы, жилья или за социальный престиж, осуществление целей одной группы может обернуться фрустрацией для. Поэтому, согласно теории реалистического группового конфликта, предрассудки с особой силой дают о себе знать тогда, когда группы состязаются за дефицитные ресурсы. Лабораторные испытания теории фрустрации-агрессии дали смешанные результаты: иногда фрустрация усиливала агрессивность, иногда. Например, если причины фрустрации были вполне понятны - как в одном эксперименте, где ассистент экспериментатора срывал процесс группового решения проблем, потому что постоянно выходил из строя его слуховой аппарат а не просто потому, что он был невнимателен- фрустрация не приводила ни к раздражению, ни к агрессии. Зная, что в своем первоначальном виде теория преувеличивает значение связи фрустрации и агрессии, Леонард Берковиц пересмотрел. Берковиц выдвинул предположение о том, что фрустрация вызывает озлобление и эмоциональную готовность реагировать агрессивно. Озлобление нарастает, когда тот, кто вызвал у вас фрустрацию, имел возможность не совершать фрустрирующего действия. Фрустрированный человек особенно часто раздражается бранью, когда агрессивные действия окружающих провоцируют высвобождение его с трудом сдерживаемого гнева, стимулы, ассоциированные с агрессией, усиливают агрессию. Берковиц и другие обнаружили, что таким стимулом является находящееся в поле зрения оружие. В одном поставленном ими эксперименте дети после игры с игрушечным оружием с большой готовностью разрушали постройку из кубиков, сделанную другим ребенком. В другом эксперименте разозленные мужчины посылали своему «мучителю» электрические разряды большой силы, когда в поле их зрения находились винтовка или револьвер предположительно оставленный по недосмотру после предыдущего экспериментачем в том случае, когда «случайно оставленными предметами» были ракетки для бадминтона. Оружие не только провоцирует агрессию, но также создает психологическую дистанцию между агрессором и его жертвой. Милграм в своих работах по изучению покорности показал, что пространственная удаленность от жертвы облегчает проявление жестокости. Представьте кого-нибудь в состоянии сильной фрустрации - экономической, сексуальной или политической. Но фрустрация далеко не всегда связана с депривацией. Большинство людей, испытывающих сексуальную фрустрацию, вероятно не холостяки. Большинство экономически фрустрированных людей, вероятно, не нищие обитатели трущоб. Действительно существующая депривация и социальная несправедливость не имеют никакого отношения к социальным потрясениям; напротив, несправедливость может быть коренной причиной беспорядков, даже если в психологическом отношении она не является причиной непосредственной. Это говорит лишь о том, что фрустрация произрастает из зияющего разрыва между ожиданиями и достижениями. Ребенок с сильной фрустрацией, лишенный родительской заботы, мало что может приобрести, подавляя в себе злость и агрессивность, которые провоцирует фрустрация. Его агрессивность, по крайней мере, приносит ему временное облегчение и в то же время может заставить окружающих обратить на него внимание. Хотя имеются и другие факты, которые также дают свой вклад в развитие агрессивных форм поведения у детей, тем не менее существуют веские доказательства того, что сильная фрустрация от потребности ребенка в зависимости в раннем возрасте при отсутствии родительской заботы является важным предусловием асоциальной агрессии. Теории агрессии, базирующиеся на понятиях «инстинкта» и «фрустрации», предполагают, что враждебные импульсы прорываются наружу с уровня глубинных эмоций; эти эмоции естественным образом «выталкивают» агрессию изнутри на поверхность. Социальные психологи считают, что, кроме того, человек научается выталкивать наружу свою агрессию. Социально-психологические аспекты возникновения агрессии На собственном опыте и наблюдая за другими, мы узнаем, что агрессия часто вознаграждается. В экспериментальных условиях послушные животные превращались в свирепых драчунов. С другой стороны, повторяющиеся повторения формируют покорность. Люди тоже приучаются к тому, что агрессия может вознаграждаться. Ребенок, который своими агрессивными действиями с успехом запугивает других детей, становится все более агрессивным. Агрессивные хоккеисты - те, которые чаще всего сидят на штрафной скамье из-за грубой игры, - приносят своей команде больше голов, чем неагрессивные игроки. Родительское воспитание включает в себя поощрение социально одобряемых моделей поведения ребенка, соответствующих его возрасту, и осуждение привычек, которые ранее были терпимы или даже были желаемы как неизбежные стадии воспитания. Альберт Бандура, ведущий сторонник теории социального наблюдения, убежден, что мы научаемся агрессии не только потому, что это бывает выгодным, но также и перенимаем ее как модель поведения, наблюдая за другими людьми. Как и большинство прочих социальных навыков, мы усваиваем агрессивную манеру поведения, наблюдая за действиями окружающих и отмечая последствия этих действий. По мнению Бандуры и его сторонников-теоретиков, большинство особенностей нашего поведения развивается в основном путем подражания моделям. Этот автор полагает, что если воспитатели ребенка родители, учителя проявляют агрессивность, то и ребенок, подражая им, станет агрессивным. Если же модель будет наказана за свою агрессивность, это уменьшит проявления агрессивности у ребенка. Таким образом, по представлениям сторонников этой теории агрессивность - продукт самого обыкновенного обучения. Она развивается, поддерживается или уменьшается просто в результате наблюдения сцен агрессии и учета ее видимых последствий для агрессивного человека. По мнению Бандуры, повседневная жизнь постоянно демонстрирует нам модели агрессивного поведения в семье, субкультуре и средствах массовой информации. В младенчестве ребенок абсолютно беспомощен и его выживание полностью зависит от других людей. Пока он не в состоянии позаботиться о себе сам, он очень быстро научается эффективным образом получать помощь от. В этот период жизни ребенок не только научается эффективным образом получать помощь от других, но, кроме того, связь между присутствием матери и получением первичного вознаграждения ведет к развитию мотивации зависимости. Если вначале зависимость ребенка приветствуется и поощряются, то по мере того как ребенок взрослеет, родители стараются изменить зависимость как по форме, так и по объектам. Они противодействуют его прежним физическим проявлениям зависимости, и ребенок научается выражать зависимость в более «взрослых» формах: он ищет у родителей интереса к себе, помощи и признания. В то же время его подталкивают к освобождению до некоторой степени от родителей и к поиску внимания интереса со стороны сверстников. Таким образом, другой аспект изменений, которые происходят с возрастом, - это постепенное развитие независимости. Хотя в раннем возрасте у ребенка поощряется зависимость, в дальнейшем от него ожидают независимости и самостоятельности. Этот разрыв между требованиями, предъявляемыми к ребенку в детстве и в более позднем возрасте, может привести к конфликтам, которые могут иметь весьма серьезные последствия в подростковом возрасте. Принято считать, что в подростковом возрасте происходит сравнительно резкий переход от зависимости по отношению к взрослым к зависимости по отношению к сверстникам. Хотя в детстве имеет место положительный перенос зависимости, во многих важных вопросах большинство подростков обычно остаются зависимыми от родителей, обращаясь к ним за советом, помощью и моральной поддержкой. Если подросток сохраняет зависимость в отношениях с родителями и другими взрослыми, к которым он всегда может обратиться в случае нужды, он с большей уверенностью может проявить инициативу в делах, в которых у них нет опыта, и, таким образом, обретает большую уверенность в себе и самостоятельность. С другой стороны, если он не может рассчитывать на поддержку, это может помешать ему установить зависимые отношения даже со сверстниками. Дети, чьи родители часто применяют наказания, обычно используют сходные агрессивные формы поведения в отношениях с другими. Родители добивались от них послушания с помощью окриков, шлепков и подзатыльников и таким образом давали им уроки агрессии как метода решения проблем. Таких родителей часто подвергали физическим наказаниям со стороны их собственных родителей. Хотя большинство детей, подвергавшихся оскорбительным наказаниям, не становятся в дальнейшем преступниками или оскорбляющими своих детей родителями, 30% из них все же злоупотребляют наказаниями в отношении своих детей: они наказывают их вчетверо чаще, чем в целом по статистике. Влияние семьи также проявляется в более высоком уровне насилия в тех культурах и семьях, где отец играет минимальную роль. По сообщению Бюро судебной статистики США, 70% задержанных полицией подростков воспитывались в неполных семьях. Полные семьи отличаются от неполных не только большой заботой о детях и наличием позитивно-дисциплинирующего отцовского воспитания, но также более высоким уровнем образования и благосостояния. Эта взаимосвязь не меняется даже спустя годы. Социальная среда за пределами дома представляет широкий выбор агрессивных моделей поведения. В сообществах, где стиль «мачо» macho - от испанского - «настоящий мужчина», самец вызывает восхищение, агрессия легко передается новым поколениям. Окрашенная насилием субкультура подростковых банд демонстрирует их наиболее молодым членам образцы агрессивного поведения. В таких видах спорта, как футбол, за проявлениями насилия на игровом поле в большинстве случаев следуют проявления насилия среди болельщиков. Ричард Нисбетт изучал влияние субкультуры по данным о проявлениях насилия в городах на юге Америки, населенных потомками шотландско-ирландских пастухов, в культурной традиции в культурной традиции которых придавалось особое значение «мужской чести» и агрессивной защите своих стад. Среди тех, кто унаследовал их культуру, сегодня наблюдается втрое большее количество убийств по сравнению с уровнем убийств среди белого населения в городах Новой Англии, заселенных благовоспитанными и порядочными пуританами, квакерами и потомками голландских сельских мастеровых. Рост количества преступлений, связанных с насилием, и особенно среди подростков, вызывает вопрос: в чем причина и какие социальные силы привели к столь бурному росту насилия? В споре о том, что стоит на первом месте - права индивида или права коллектива, - большинство западных наций высказываются за приоритет индивидуальных прав. Так же и в качестве альтернативы цензуре многие психологи выдвигают «воспитание массового сознания». Вспомним, что изучавшие порнографию исследователи успешно показывали участникам экспериментов несостоятельность расхожих представлений об отношении женщин к сексуальному насилию. Открывая людям глаза на лживость порнографического мифа о женщине, а также привлекая их внимание к сексуальному оскорблению и насилию, можно противостоять стереотипному представлению о том, что принудительный половой акт доставляет женщине наслаждение. Мы видим, что наблюдение агрессивной модели поведения может провоцировать агрессию и учить новым способам ее проявления. Также мы имели возможность убедиться в том, что после наблюдения сцен сексуального насилия многие мужчины в состоянии озлобленности более склонны к проявлению насилия по отношению к женщинам. Газетные материалы о преступлениях - это еще не научные доказательства. Поэтому для изучения влияния телевидения на преступность исследователи используют корреляционные и экспериментальные методы. Один из методов, обычно применяемый в исследованиях по психологии школьников, предназначен для выяснения, предопределена ли агрессивность школьников содержанием просмотренных телевизионных программ. До некоторой степени это именно. Чем больше насилия в передаче, тем более агрессивен ребенок. Эта связь умеренно выраженная, но она постоянно обнаруживается в США, Европе и Австралии. Хотя семья и субкультура могут формировать агрессию, телевидение предоставляет нам большой выбор образцов насилия. Наблюдение насилия по телевидению: 1 ведет к усилению агрессивности; 2 повышает порог чувствительности зрителей к насилию; 3 формирует их взгляды на социальную реальность. Вот уже много лет не ослабевает интерес к роли телепередач с демонстрацией актов насилия. В современной психологии существует три гипотезы Гипотеза модели. Она опирается на теорию социального обучения, о которой шла речь выше и согласно которой жестокие герои фильмов в том числе и мультипликационных служат моделями для реальной жизни. Согласно этой гипотезе, жестокие сцены служат стимулом для появления импульсов агрессивности у определенного рода лиц, у которых эти сцены как бы отключают тормоза по принципу катализатора, присутствие которого способно ускорять химическую реакцию. Эта гипотеза основана на результатах ряда исследований, которые, напротив, указывают скорее на то, что демонстрация ребенку сцен насилия вызывает у него уменьшение агрессивности: при виде таких сцен происходит ослабление агрессивной напряженности - своего рода катарсис. Если в начале они усиливали степень активации организма вызывали учащение ритма сердца и дыханиято в конце концов чувствительность к сценам жестокости уменьшается, что сопровождается понижением физиологических реакций, а также безразличием к актам жестокости, на которые было бы естественно реагировать. Итак, вопрос еще далеко не решен. Даже если некоторые эксперты пришли к выводу, что показ сцен насилия способствует развитию агрессивности у любителей таких зрелищ, все-таки полученные до сих пор данные следует, по видимому, рассматривать пока лишь как свидетельство наличия корреляции, а не обязательно причинно-следственной связи. В конце концов насилие, представленное в вымышленных ситуациях, - это всего только отражение жизненных представлений современного общества, а не причина этих представлений. Бандура утверждает, что агрессивные действия мотивированы разнообразным аверсивным опытом - фрустрацией, болью, оскорблениями. Аверсивный опыт вызывает у нас эмоциональное возбуждение. Но будем ли мы вести себя агрессивно или нет, зависит от ожидаемых последствий. Агрессия наиболее вероятно проявится тогда, когда мы возбуждены и агрессивные действия кажутся нам безопасными и сулят определенную выгоду. Специфика причин и проявлений подростковой агрессивности Большинству существующих в современной психологии теорий агрессии не противоречит идея о взаимосвязи агрессии с теми или иными конкретными устойчивыми поведенческими паттернами. Или в других терминах - идея о взаимосвязи агрессии с определенными характерологическими типами. Предметом одного исследования было выявление взаимосвязи уровня агрессии с определенными характерологическими особенностями подростков 14-17 лет. Ожидаемыми и прогнозируемыми оказались полученные результаты, из которых следует вполне конкретная, четкая и сильная связь между возбудимой характерологией и различными проявлениями агрессии. «Возбудимость» положительно коррелирует с вербальной агрессией, раздражительностью, спонтанной агрессией, а также с косвенной агрессией. Как известно, центральной особенностью возбудимой личности является импульсивность поведения. Вся манера общения и поведения у таких людей в значительной мере обусловлена не логикой, не рациональным оцениванием своих поступков, а импульсом, влечением, инстинктом или неконтролируемыми побуждениями. В области социального взаимодействия, общения для них характерна крайне низкая терпимость. Неожиданными оказались результаты, которые устанавливают недвусмысленную и вполне определенную связь между демонстративной характерологией и агрессивностью личности. Более того, оказалось, что структура связей в диаде «демонстративность - агрессия» практически полностью идентична структуре связей в паре «возбудимость- агрессия». Разница состоит не в структуре связей, а лишь в их силе. «Демонстративность» положительно коррелирует с вербальной агрессией, раздражительностью, спонтанной и косвенной агрессией. Такая четкая и многоканальная связь демонстративности личности с агрессией действительно представляется неожиданной и странной, так как центральными, сущностными особенностями демонстративного поведенческого паттерна являются, как известно, вовсе не агрессия, а другие поведенческие особенности. К таким особенностям демонстративной личности традиционно относятся потребность и постоянное стремление произвести впечатление, привлечь к себе внимание, быть в центре внимания. Это проявляется в тщеславном поведении, часто нарочито демонстративном. Элементом этого поведения является самовосхваление, рассказы о себе или событиях, в которых эта личность занимала центральное место. Внутри подросткового возраста как у мальчиков, так и у девочек существуют возрастные периоды с более высоким и более низким уровнем проявления агрессивного поведения. Так, установлено, что у мальчиков имеются два пика проявления агрессии: 12 лет и 14-15 лет. У девочек также обнаруживаются два пика: наибольший уровень проявления агрессивного поведения отмечается в 11 лет и в 13 лет. Сравнение степени выраженности различных компонентов агрессивного поведения у мальчиков и девочек показало, что у мальчиков наиболее выражена склонность к прямой физической и прямой вербальной агрессии, а у девочек - к прямой вербальной и к косвенной вербальной. Семенюка было показано, что если у 10-11-летних подростков преобладают проявления физической агрессии, то по мере взросления у подростков 14-15 лет на первый план выходит вербальная агрессия. Это, однако, не связано со снижением проявления физической агрессии с возрастом. Максимальные показатели проявления всех форм агрессии как физической, так и вербальной обнаруживаются именно в 14-15 лет. Но динамика роста физической и вербальной агрессии по мере взросления неодинакова: проявления физической агрессии хотя и увеличиваются, но незначительно. А вот проявления вербальной агрессии растут существенно более быстрыми темпами. Можно отметить также, что в более младшем возрасте 10-11 лет между разными формами агрессии существует достаточно слабая дифференциация, то есть хотя они и выражены неодинаково, но различия между ними по частоте встречаемости невелики. В возрасте же 14-15 лет между различными формами агрессии обнаруживаются более четкие и явные различия по частоте встречаемости. Структура проявления различных форм агрессии обусловлена одновременно как возрастными, так и половыми особенностями. В раннем подростковом возрасте у мальчиков доминирует физическая агрессия, а у девочек она выражена незначительно - они отдают предпочтение вербальной форме проявления агрессии. Термин "агрессия" чрезвычайно часто употребляется сегодня в самом широком контексте и поэтому нуждается в серьезном "очищении" от целого ряда наслоений и отдельных смыслов. Различные авторы в своих исследованиях по-разному определяют агрессию и агрессивность: как врожденную реакцию человека для "защиты занимаемой территории" Лоренд, Ардри ; как стремление к господству Моррисон ; реакцию личности на враждебную человеку окружающую действительность Хорци, Фромм. Очень широкое распространение получили теории, связывающие агрессию и фрустрацию Маллер, Дуб, Доллард. Под агрессивностью можно понимать свойство личности, характеризующееся наличием деструктивных тенденций, в основном в области субъектно-субъектных отношений. Вероятно, деструктивный компонент человеческой активности является необходимым в созидательной деятельности, так как потребности индивидуального развития с неизбежностью формируют в людях способность к устранению и разрушению препятствий, преодолению того, что противодействует этому процессу. Агрессивность имеет качественную и количественную характеристики. Как и всякое свойство, она имеет различную степень выраженности: от почти полного отсутствия до ее предельного развития. Каждая личность должна обладать определенной степенью агрессивности. Отсутствие ее приводит к пассивности, ведомости, конформности и т. Чрезмерное развитие ее начинает определять весь облик личности, которая может стать конфликтной, неспособной на сознательную кооперацию и т. Сама по себе агрессивность не делает субъекта сознательно опасным, так как, с одной стороны, существующая связь между агрессивностью и агрессией не является жесткой, а, с другой, сам акт агрессии может не принимать сознательно опасные и неодобряемые формы. В житейском сознании агрессивность является синонимом "злонамеренной активности". Однако само по себе деструктивное поведение "злонамеренностью" не обладает, таковой его делает мотив деятельности, те ценности, ради достижения и обладания которыми активность разворачивается. Внешние практические действия могут быть сходны, но их мотивационные компоненты прямо противоположны. Исходя из этого, можно разделить агрессивные проявления на два основных типа: первый — мотивационная агрессия, как самоценность, второй — инструментальная, как средство подразумевая при этом, что и та, и другая могут проявляться как под контролем сознания, так и вне него, и сопряжены с эмоциональными переживаниями гнев, враждебность. Практических психологов в большей степени должна интересовать мотивационная агрессия как прямое проявление реализации присущих личности деструктивных тенденций. Определив уровень таких деструктивных тенденций, можно с большой степенью вероятности прогнозировать возможность проявления открытой мотивационной агрессии. Одной из подобных диагностических процедур является опросник Басса-Дарки. Басе, воспринявший ряд положений своих предшественников, разделил понятия агрессии и враждебность и определил последнюю как: ". Создавая свой опросник, дифференцирующий проявления агрессии и враждебности, Дарки выделили следующие виды реакций: 1. Физическая агрессия — использование физической силы против другого лица. Косвенная — агрессия, окольным путем направленная на другое лицо или ни на кого не направленная. Раздражение — готовность к проявлению негативных чувств при малейшем возбуждении вспыльчивость, грубость. Негативизм — оппозиционная манера в поведении от пассивного сопротивления до активной борьбы против установившихся обычаев и законов. Обида — зависть и ненависть к окружающим за действительные и вымышленные действия. Подозрительность — в диапазоне от недоверия и осторожности по отношению к людям до убеждения в том, что другие люди планируют и приносят вред. Вербальная агрессия — выражение негативных чувств как через форму крик, визгтак и через содержание словесных ответов проклятия, угрозы. Чувство вины — выражает возможное убеждение субъекта в том, что он является плохим человеком, что поступает зло, а также ощущаемые им угрызения совести. Опросник состоит из 75 утверждений, на которые испытуемый отвечает "да" или "нет". ОПРОСНИК Временами я не могу справиться с желанием причинить вред другим да нет Иногда сплетничаю о людях, которых не люблю да нет Я легко раздражаюсь, но быстро успокаиваюсь да нет Если меня не попросят по-хорошему, я не выполню да нет Я не всегда получаю то, что мне положено да нет Я не знаю, что люди говорят обо мне за моей спиной да нет Если я не одобряю поведение друзей, я даю им это почувствовать да нет Когда мне случалось обмануть кого-нибудь, я испытывал мучительные угрызения совести да нет Мне кажется, что я не способен ударить человека да нет Я никогда не раздражаюсь настолько, чтобы кидаться предметами да нет Я всегда снисходителен к чужим недостаткам да нет Если мне не нравится установленное правило, мне хочется нарушить его да нет Другие умеют почти всегда пользоваться благоприятными обстоятельствами да нет Я держусь настороженно с людьми, которые относятся ко мне несколько более дружественно, чем я ожидал да нет Я часто бываю несогласен с людьми да нет Иногда мне на ум приходят мысли, которых я стыжусь да нет Если кто-нибудь первым ударит меня, я не отвечу ему да нет Когда я раздражаюсь, я хлопаю дверями да нет Я гораздо более раздражителен, чем кажется да нет Если кто-то воображает себя начальником, я всегда поступаю ему наперекор да нет Меня немного огорчает моя судьба да нет Я думаю, что многие люди не любят меня да нет Я не могу удержаться от спора, если люди не согласны со мной да нет Люди, увиливающие от работы, должны испытывать чувство вины да нет Тот, кто оскорбляет меня и мою семью, напрашивается на драку да нет Я не способен на грубые шутки да нет Меня охватывает ярость, когда надо мной насмехаются да нет Когда люди строят из себя начальников, я делаю все, чтобы они не зазнавались да нет Почти каждую неделю я вижу кого-нибудь, кто мне не нравится да нет Довольно многие люди завидуют мне да нет Я требую, чтобы люди уважали меня да нет Меня угнетает то, что я мало делаю для своих родителей да нет Люди, которые постоянно изводят вас, стоят того, чтобы их "щелкнули по носу" да нет Я никогда не бываю мрачен от злости да нет Если ко мне относятся хуже, чем я того заслуживаю, я не расстраиваюсь да нет Если кто-то выводит меня из себя, я не обращаю внимания да нет Хотя я и не показываю этого, меня иногда гложет зависть да нет Иногда мне кажется, что надо мной смеются да нет Даже если я злюсь, я не прибегаю к "сильным" выражениям да нет Мне хочется, чтобы мои грехи были прощены да нет Я редко даю сдачи, даже если кто-нибудь ударит меня да нет Когда получается не по-моему, я иногда обижаюсь да нет Иногда люди раздражают меня одним своим присутствием да нет Нет людей, которых бы я по-настоящему ненавидел да нет Мой принцип: "Никогда не доверять "чужакам" да нет Если кто-нибудь раздражает меня, я готов сказать, что я о нем думаю да нет Я делаю много такого, о чем впоследствии жалею да нет Если я разозлюсь, я могу ударить кого-нибудь да нет С детства я никогда не проявлял вспышек гнева да нет Я часто чувствую себя как пороховая бочка, готовая взорваться да нет Если бы все знали, что я чувствую, меня бы считали человеком, с которым нелегко работать да нет Я всегда думаю о том, какие тайные причины заставляют людей делать что-нибудь приятное для меня да нет Когда на меня кричат, я начинаю кричать в ответ да нет Неудачи огорчают меня да нет Я дерусь не реже и не чаще чем другие да нет Я могу вспомнить случаи, когда я был настолько зол, что хватал попавшуюся мне под руку вещь и ломал ее да нет Иногда я чувствую, что готов первым начать драку да нет Иногда я чувствую, что жизнь поступает со мной несправедливо да нет Раньше я думал, что большинство людей говорит правду, но теперь я в это не верю да нет Я ругаюсь только со злости да нет Когда я поступаю неправильно, меня мучает совесть да нет Если для защиты своих прав мне нужно применить физическую силу, я применяю ее да нет Иногда я выражаю свой гнев тем, что стучу кулаком по столу да нет Я бываю грубоват по отношению к людям, которые мне не нравятся да нет У меня нет врагов, которые бы хотели мне навредить да нет Я не умею поставить человека на место, даже если он того заслуживает да нет Я часто думаю, что жил неправильно да нет Я знаю людей, которые способны довести меня до драки да нет Я не огорчаюсь из-за мелочей да нет Мне редко приходит в голову, что люди пытаются разозлить или оскорбить меня да нет Я часто только угрожаю людям, хотя и не собираюсь приводить угрозы в исполнение да нет В последнее время я стал занудой да нет В споре я часто повышаю голос да нет Я стараюсь обычно скрывать свое плохое отношение к людям да нет Я лучше соглашусь с чем-либо, чем стану спорить да нет При составлении опросника использовались принципы: 1. Вопрос может относиться только к одной форме агрессии. Вопросы формулируются таким образом, чтобы в наибольшей степени ослабить влияние общественного одобрения ответа на вопрос. Ответы оцениваются по восьми шкалам следующим образом: Нормой агрессивности является величина ее индекса, равная 21 плюс-минус 4, а враждебности — 6,5-7 плюс-минус 3. При этом обращается внимание на возможность достижения определенной величины, показывающей степень проявления агрессивности. Пользуясь данной методикой, необходимо помнить, что агрессивность, как свойство личности, и агрессия, как акт поведения, могут быть поняты в контексте психологического анализа мотивационно-потребностной сферы личности. Поэтому опрос-ником Басса-Дарки следует пользоваться в совокупности с другими методиками: личностными тестами психических состояний Кэттелл, Спилбергпроективными методиками Люшер и т.

Карта сайта

31 32 33 34 35 36 37 38 39
  Комментарии к новости 
 Главная новость дня Главная новость дня 
Перекресток каталог сегодня
Гарантия на квартиру в новостройке
Таблица чемпионата россии по футболу 2013 2014
Отличие отрубей от клетчатки
Порядок оформления ветерана труда
Мехико киров каталог
Совок из нержавеющей стали
Порядок подачи заявления
Метод вариационной статистики
 
 Эксклюзив Эксклюзив 
Карта сайта
Административная ответственность диплом
Образец заполнения анкеты на работу
Гкб 50 адрес
Расписание автобуса 370 пушкин павловск
Печи из камня своими руками
Расписание автобусов дзержинск гороховец